Муниципальное общеобразовательное учреждение "Начальная школа-детский сад №13 "Улыбка" Тутаевского муниципального района

До Победы не дошли… Но победили!

Восемь лет мне было в 1941, когда уходил мой отец на войну.  В октябре  1941 года уходили защищать свою родину сразу четверо: мой отец - Хлестков Иван Анисимович, Тазиков Василий Ильич, Ивойлов  Владимир и Богданов Михаил. Все попали на Калининский фронт. Дважды: в конце октября и  в ноябре, моя мать Татьяна Ванифатьевна , несмотря на то, что была в положении (19 декабря родила сына Николая, и стало нас пятеро :Антонида, Тамара, я- Геннадий, Юра и Коля) ходила к отцу. Вместе с матерью ходили к своим мужьям Ангелина Кузьминична Ивойлова, Таисия Самсоновна Тазикова и Мария Богданова. Через Рыбинск, Углич, туда и обратно более недели в пути.

Когда отец уходил, то дал мне строгое и конкретное задание: остаешься за старшего мужчину, и, главное, пока я жив, выращивай и обеспечивай меня самосадом табаком. Готовить, т.е. тяпать в корыте, он научил меня ещё в 1940 году. Поэтому мать кроме продуктов брала с собой табак -махорку в большом количестве. Письма писали, но можно сказать, что было в этих письмах от отца, сейчас не помню. А так помогали фронту всей семьёй чем могли. Главное – зимы 1941-1942-1943 годов , чистили сырую картошку и сушили по 5 кг на хозяйство. Поэтому я считаю, что все дети войны приближали  день Победы, как могли.

Отец в 1943 году в конце мая прибыл на побывку из Клинского госпиталя. В конце июня его отправили на фронт на Курскую дугу. В мае 1944 года отец был комиссован из Харьковского госпиталя по чистой: со второй группой инвалидности и денежным содержанием  470 рублей. Радость была конечно безмерная, но недолгая. 15 февраля 1945 года моего отца Хлесткова Ивана Анисимовича не стало. Не дождался отец и рождения шестого ребёнка- сына Ивана, который родился 11 марта

Вот то, что до сих пор хорошо помню, так это его слова:»Скоро этому гаду капут. А я уж не доживу до Победы» Читал он газеты «Правда», «Северный рабочий» и «Тутаевский ударник».

Не вернулись с войны и товарищи отца. Полегли на просторах нашей необъятной родины.

До победы не дошли, но победили с помощью младшего поколения, подхватившего знамя Победы из рук погибающих. С 1943 по 1944 год проходил с матерью на конюшню.  Порядок был такой, что за скотиной ухаживали и ночью, особенно за тремя конями, присланными с фронта. А табачок после отца я выращивал и готовил ещё три года и угощал им мужчин, вернувшихся после Великой Победы. Моим главным дегустатором  постоянно был дядя Стёпа Кобанов. Многие удивлялись: табак выращивал, готовил, а сам курить не научился. И действительно, курить  начал только в армии.           Я до сих пор считаю, что в этом и заключался мой детский патриотизм, что было поставлено, в первую очередь, всё для фронта, всё для Победы.

 В мае 1945 года к моей матери прибыла делегация подруг-женщин: уговаривали меня пойти в пастухи для стада личного скота. Как я не отговаривался, что мне надо учиться. Убедили, что у вас два маленьких сына: Коля 3,5 года и Ваня 2 месяца умрут с голоду., их ведь кормить надо. Пришлось согласиться. «Ум не растеряешь, выучишься», сказали Агапия Алексеевна Давыдова с Ангелиной Кузьминичной Ивойловой. Так вот я учился не полные первые и последние, четверти. Из класса в класс меня переводили, сдал экзамены за 4-й класс и с этим и остался до армии. В 1948 году работал на прицепе и тракторе. А своё среднее специальное образование я добывал уже после армии. В 1948-1949 годы зимой-весной с матерью ходили в лес для заготовки дров для школы, фермы, овинов и риги. Заработки на этом были хорошие, хотя как говориться и палочки- трудодни, но высокооплачиваемые. За счёт этого пошёл в гору колхоз при хорошем руководителе Пестове Петре Яковлевиче.

Они помнят войну. Геннадий Иванович с воинами-земляками.